Георгий Данелия: «Благодаря России, грузинская культура открыла себе путь в Европу»

Георгий Данелия: «Благодаря России, грузинская культура открыла себе путь в Европу»

Георгий Николаевич Данелия — народный артист СССР, легендарный режиссер. Его фильмы «Я иду шагаю по Москве», «Мимино», «Не горюй» и другие стали настоящими жемчужинами советского кино, а в настоящее время являются общим достоянием России и Грузии. Данелия крайне редко дает интервью; некоторым журналистам удается лишь взять его комментарий к тому или иному событию. Но узнав, что наш информационно-аналитический портал Kartvelebi.ru пишет о родной грузинской диаспоре, он с удовольствием согласился на встречу.

— Вы поддерживаете связь с вашими грузинскими коллегами?

— Буквально за несколько минут до вашего прихода, я говорил с композитором Гией Канчели, который сейчас находится в Бельгии у своего сына. Вчера мы долго разговаривали с режиссером Резо Габриадзе, который живет в Грузии. Позавчера беседовали с кинорежиссером Эльдаром Шенгелая. Это мои ровесники. Мы разговариваем друг с другом по скайпу, видим друг друга, находясь в разных точках земли. Словно снова объединились вместе. Иногда разговариваем с Бубой Кикабидзе, но он моложе меня, и мы реже общаемся.

372656209.jpg

— Есть ли место, куда вы всегда стремитесь?

— Это Тбилиси. Я родился в этом замечательном городе, на улице Барнова, в 1930 году. Мой отец, Николай Данелия, тогда работал на Сахалине инженером. С 1932 года мы переехали жить в Москву, но очень часто приезжали в Тбилиси и останавливались у моей любимой тетушки народной артистки СССР Верико Анджапаридзе. Там прошли самые счастливые дни моего детства. Со мной вместе росли мои братья Рамаз Чиаурели, Темур Анджапаридзе и моя младшая любимая сестрёнка Софико Чиаурели. Эти тбилисские впечатления были самыми яркими. Особенно отличался своими рассказами мой дядя Михаил Чиаурели. Успех моего фильма «Не горюй», по-моему, во многом связан с тем, что основывался на его рассказах.

— Оказывало ли влияние грузинское происхождение на ваше творчество?

— Я грузин, но вырос в Москве. В Грузию я приезжал как бы в гости. Я считаю, что мне повезло c тем, что я грузин. Возможно, если бы я был другой национальности, то у меня тоже были бы прекрасные друзья и родственники. До 15 лет я не знал грузинского языка, дома в Москве мы говорили по-русски. Когда я приезжал в Тбилиси, со мной тоже все говорили по-русски. В 16 лет я познакомился в Москве с Тамазом Элиава, Гурамом Асатиани, Мелором Стуруа, Резо Табукашвили. Мы часто встречались, и они говорили между собой по-грузински. Так во время застолий в Москве, между тостами, я выучил грузинский язык. Я уже 60 лет работаю на Мосфильме. За это время я снял четыре картины, где участвуют грузины. И из них одну абсолютно грузинскую — «Не горюй». И эти фильмы имели огромный успех.

— Но все эти фильмы снимались до распада СССР. А потом?

— После перестройки мы потеряли грузинский футбол и грузинский кинематограф. Они были на мировом уровне. В истории кино есть понятие грузинские кино. Это большая честь. Наша маленькая республика соревновалась с Италией, Америкой и часто становилась призером многих фестивалей. Это, конечно же, заслуга режиссеров Тенгиза Абуладзе, Резо Чхеидзе, Ланы Гогоберидзе, Мераба Кокочашвили. Грузия была вообще очень богата талантливыми режиссёрами. Ну а из грузинских актеров у меня очень ярко сыграл Серго Закариадзе.

324959.700xp.jpg

— Как вы переживали период распада СССР в Грузии?

— После перестройки я очень переживал за Грузию. Много там негативных произошло событий. Отделение Абхазии, отделение Южной Осетии, политические неурядицы, проблемы с электричеством, отоплением, питанием. Мне было больно за своих близких, которые попали в такую катастрофу. Там было очень плохо.

Потому что для меня прелесть Грузии — в настроении её народа. Обычно, когда приезжаешь в Тбилиси, встречаешь там светлую, веселую, жизнелюбивую атмосферу. Это видно в глазах встречающихся людей. Этим отличаются жители Тбилиси от жителей других городов. Я побывал во многих странах мира. В Тбилиси живут особые люди — все они, в первую очередь, тбилисцы, независимо от национальности.

Тбилисцев всегда отличишь по взгляду. Когда я приезжал в начале века, то очень расстроился: не потому, что не было продуктов и все было разрушено — глаза были не те. Но когда я несколько лет назад посетил Грузию, то с радостью увидел, что всё вернулось на круги своя. Я приехал со своей внучкой в Тбилиси, вышли погулять по Руставели и первое, что она у меня спросила: «Дедушка, почему мы живем в Москве, а не здесь?» (смеется).

— С чего начался Ваш путь в большое кино?

— В начале сороковых, во время войны, я три года жил в Тбилиси. Мне было 11 лет, когда меня сняли в эпизоде фильма «Георгий Саакадзе» (режиссер Михаил Чиаурели). Моя мама работала помощником режиссера этого фильма. По сюжету, я со своим дедушкой, которого играл Котэ Даушвили, тянем какое-то ярмо. Мимо нас проезжает Шадиман (Серго Закариадзе) и начинает хлестать плеткой моего дедушку. Я хочу заступиться за него, но меня отшвыривают в сторону. После съемок мы приехали с мамой в Москву.

Летом 1944 года фильм вышел на экране. Я жил в Уланском переулке и позвал весь наш двор смотреть фильм, где я снялся. Оказалось, что эпизод со мной вырезали, но мама побоялась мне сказать об этом. Вот так и начался мой путь в кино.

916.jpg

— Что сегодня может способствовать сближению народов России и Грузии?

— Может быть из-за того, что я вырос в России и русский – мой родной язык, я хочу, чтобы Россия и Грузия вернулись к своему братству. Оно было не только в советских лозунгах: было настоящее единение народов. В Москву всегда приезжало очень много грузин. Я грузин, и при этом уже 87 лет живу в России. Я объездил эту страну вдоль и поперек. Нигде я не чувствовал к себе какого-либо отрицательного отношения из-за того, что я грузин.

Я очень дружил с Женей Примаковым, который тоже из нашего Тбилиси. Он мне рассказал о причине, по которой Россия ввела визовый режим с Грузией. Это Панкисское ущелье, через которое могли въехать террористы. Визы не отменят до тех пор, пока сотрудничество в сфере безопасности между нашими странами не будет налажено.

Наши культуры очень близки. Начиная со времен М.С. Воронцова, грузинская культура через Россию открыла себе путь в Европу. Русская интеллигенция дала культуре Грузии очень многое: это Драматический театр, Театр оперы и многие другие учреждения. Грузия стояла на перепутье: идти путем Персии и Турции, или в Европу вместе с Россией. Россию не правильно называть завоевателем: она оказалась самым сильным партнером, потому Грузия и пошла по ее пути. Этот исторический выбор привёл грузинскую культуру к расцвету: в музыке, в поэзии, в живописи. Единственное, в чем Грузия не первенствовала — это в прозе. Прозаиков у русских намного больше, чем у грузин.

— Ваши пожелания грузинской диаспоре России?

— Мне хотелось бы, чтобы мы, грузины, всегда чувствовали себя в России как дома. Здесь рождаются наши дети, здесь уже похоронены наши предки. Россия стала для нас родной. Но при этом нельзя забывать нашей яркой и самобытной грузинской культуры, нужно приобщать к ней своих детей. Желаю всем здоровья и благополучия.

Беседовал: Андро Иванов


Все события




Добавить комментарий