Страсти вокруг Сталина в канун 65-летия со дня его смерти. Позиция президента Грузинской ФНКА

Страсти вокруг Сталина в канун 65-летия со дня его смерти. Позиция президента Грузинской ФНКА

Близится дата 65 летия со дня смерти Сталина, но в обществе по-прежнему кипят страсти насчет его роли в истории. Многочисленные опросы показывают, что в современной России нет исторической фигуры более актуальной, чем Сталин, причем в отношении к нему общественность делится на две четкие группы: у одной Сталин вызывает стойкое неприятие, у другой — уважение.

Удивительно, какое возбуждение умов у нашей интеллигенции вызывает само имя Сталина, который, казалось бы, является достоянием уже не столь близкой истории. Даже мэтры отечественной журналистики доходят до такой степени исступления, что готовы кулаками отстаивать свой взгляд на советского вождя.

30 января в прямом эфире радиостанции члены Президентского совета по правам человека Максим Шевченко и Николай Сванидзе учинили драку, не стерпев позиций друг друга о действиях Сталина во Вторую мировую войну. Это событие, облетевшее все новостные ленты, не является каким-то особым курьезом: на многих публичных площадках обсуждение сталинского СССР проходит на повышенных тонах и часто оборачивается всплеском эмоций.

upload-01-pic905-895x505-63745.jpg

Схватка журналистов Сванидзе и Шевченко при обсуждении роли Сталина


Приведенный пример — только крайнее выражение этого эмоционального накала.
Особую бдительность к любым упоминаниям Сталина, особенно со стороны официальных лиц, проявляют представители прозападно настроенной общественности. Правозащитники, журналисты, творческие люди, позиционирующие себя как либералы, крайне чувствительно откликаются на любые оценки Сталина, которые не вписываются в рамки «черной легенды» о нём. Если же такие оценки исходят от руководителей государства, высших чиновников, то шквал негодования прокатывается по всем либеральным блогам и СМИ.
Недавно очередной повод для обвинений власти в возвеличивании Сталина и оправдании репрессий дало интервью директора ФСБ Александра Бортникова. Он дал его «Российской газете» 20 декабря 2017 г. по случаю юбилея органов госбезопасности СССР-России. Отвечая на вопросы корреспондента, генерал изложил свое видение роли ВЧК-ГПУ-НКВД в истории страны, в том числе затронул тему репрессий 1937-38 годов. Глава ФСБ призвал рассматривать репрессии в контексте внешнеполитической обстановки 20-30 гг., когда перед лицом надвигавшейся войны советское руководство проводило форсированную модернизацию страны.

221.jpg

Александр Бортников даёт интервью "Российской газете"


Необходимость совершить скачок в развитии экономики и военной силы порождала и особые, болезненные методы, которые при этом разделялись и одобрялись большей частью народа. Столь же жестко осуществлялась и борьба за внутреннее, идеологическое единство страны и ее политических верхов.

В то же время, генерал указал и на преступную сторону «чисток»: на их неоправданную раскрутку на местах, которая провоцировалась действиями определенной части сотрудников НКВД. Бортников обратил внимание на то, что в 1933 - 1939 годах репрессиям подверглись 22 618 чекистов, значительная часть из них — квалифицированные кадры с большим опытом оперативной и следственной работы. На их место приходили карьеристы, готовые на любые методы ради роста по службе.

Руководитель ФСБ подчеркнул, что отказывается кого-либо обелять. Очевидно, что это и невозможно для чиновника столь высокого ранга: сам факт массовых преступлений во время репрессий никогда не подвергался сомнению в выступлениях Владимира Путина, Дмитрия Медведева и других представителей руководства страны. Напротив, президент Путин регулярно участвует в мероприятиях, посвященных памяти жертв репрессий, выступая с осуждением репрессивных практик сталинизма. В выступлении директора ФСБ сложно увидеть какой-то новый властный тренд в осмыслении репрессий. Однако именно в таком свете его пытаются подать некоторые либеральные деятели, выдавая желаемое за действительное.
По сути, Бортников не сказал ничего нового. Отвечая на вопрос о числе жертв репрессий, он вновь обратился к широко известному документу, корректность которого не оспаривается серьезными историками — справке МВД СССР 1954 года. С 1921 по 1953 годы за контрреволюционные и иные особо опасные государственные преступления, в том числе за бандитизм и военный шпионаж, было осуждено 4 060 306 человек. Из них к высшей мере наказания приговорены 642 980. Это масштабные цифры, свидетельствующие о трагедии страны в том время, однако идейные антисталинисты зачастую оперируют числами иного порядка — десятками миллионов жертв.
Еще во время Перестройки эти числа безудержно раздувались фантазией писателей, того же Солженицына, и прочно укрепились в сознании российской либеральной интеллигенции. На «десятках миллионов убитых» строился важный для неё миф о беспрецедентной злодейской сущности советского режима. Директор ФСБ не может себе позволить столь вольного обхождения с цифрами, особенно когда их реальные значения давно известны специалистам, и основаны на документах, хранящихся в его ведомстве.

Миф о десятках миллионов жертв не только не подтверждается документами, но и противоречит данным о численности населения СССР: согласно переписи 1920 г., она составляла 137 млн человек, а сразу после смерти Сталина, в 1956 — 208 млн. Прирост — 71 млн человек за треть века, и это несмотря на ужасающие последствия войны! Эти данные красноречиво свидетельствуют о том, что политика Сталина, в первую очередь, способствовала приумножению народа, вопреки заявлениям его критиков.

С конца 1938 года репрессии начинают сворачиваться, при этом немалую роль в разоблачении и наказании преступников в рядах НКВД сыграл Л.П. Берия, подвергшийся после своей смерти невиданному оклеветанию. Этот крупный исторический деятель, организатор самых масштабных проектов по развитию народного хозяйства, стал, наряду со Сталиным, объектом очернительной информационной кампании. В угоду интересам нового лидера страны — Хрущёва, переписывалась история, Берия был представлен злодеем, и этот образ продолжает жить в головах многих. Робкие попытки реабилитации Берии в общественном сознании встречают агрессивное сопротивление со стороны антисоветски настроенной интеллигенции.

181735.jpg

При этом именно при Хрущёве произошла реабилитация многих деятелей НКВД, ответственных за преступления во время репрессий. Среди них комендант Соловецкого лагеря Ф.И. Эйхманс, начальники ГУЛАГ ОГПУ-НКВД М.Д.Берман, И.И. Плинер, заместитель начальника ГУЛАГ Л.И. Коган. Эти и многие другие лица непосредственно причастны к мучениям советских военачальников, деятелей науки и культуры, о которых так скорбит российская интеллигенция.

В качестве примера можно привести следователя, который вёл дело Казимира Малевича. Великий художник несколько месяцев провел в тюрьме по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Его следователь, был расстрелян в 1938 году и реабилитирован в 1956 году. Во времена Хрущёва никто не разбирался в виновности тех или иных лиц, решения о реабилитации были политическим, волюнтаристским шагом, так же, как и дискредитация Берии и его соратников. Сейчас же либеральные деятели ревностно стоят на страже решений тех лет, препятствуя выяснению исторической правды.

Исследования последних лет вскрыли и объективную сторону многих уголовных дел, связанных с заговорами в высших эшелонах власти. Об этом также упомянул руководитель ФСБ и что тоже вряд ли станет новостью для людей, знакомых с документами того времени.
Складывается впечатление, что озвучивая давно известные факты и излагая взвешенный взгляд на советские репрессии, Бортников не ожидал бурной отрицательной реакции.

Группа академиков и член-корреспондентов РАН опубликовала открытое письмо с осуждением выступления директора ФСБ, при этом, не оспаривая приведенных им фактических данных. Они видят за его словами «стремление открыто вывести процесс ползучей сталинизации на государственный уровень». Это обвинение основано скорей на бурном политическом воображения его авторов, ведь интервью генерала как раз выдержано в духе изложения строгих исторических фактов и какие-либо оценки в нем практически не звучат. Странно, что уважаемые ученые позволили себе столь вольные умозаключения и пожертвовали своей научной репутацией ради эфемерных идеологических целей.

В еще более эмоциональном стиле выступили деятели либеральной интеллигенции, чьи воззвания тиражировали «Радио Свобода», «Новое Время», «Новая газета» и прочие оппозиционные СМИ.

Image-13-15-24-01-2014.png

«Бортников сделал ряд возмутительных утверждений, дискредитирующих правовые основы нашей страны», — говорится в заявлении, подписанным участниками Конгресса интеллигенции. Чиновника обвинили в «фактическом оправдании геноцида» и «сознательном приуменьшении» масштабов террора 20-50-х годов.
Хочется пригласить всех, кому не безразлична данная тема, к трезвому анализу каждой фразы, сказанной директором ФСБ в своем интервью. Вероятно, многие протестующие не потрудились этого сделать или в силу своей внутренней страстности просто не смогли. Однако думается, что масштаб пропасти между действительно сказанным и выводами об «оправдании геноцида» стал бы очевидным. Более того — можно поставить вопрос о недобросовестности людей, которые позволяют себе настолько свободно обращаться с текстом выступления.
Что же так задело антисоветскую общественность в данном интервью? В нашей стране в официальном публичном пространстве принят, безусловно осуждающий тон при обсуждении темы сталинских репрессий. Так сложилось с 80-х годов, когда поднялась волна разоблачений советского прошлого, создавались многочисленные произведения, фильмы, изображающие ужасы сталинизма. В 90-е и 2000-е годы этот тренд только укреплялся. Даже солидные ученые, говоря о политике Сталина, не могли обойтись без чисто эмоциональных оценок и сгущения красок. Так было принято и закрепилось в сознании части интеллигенции. Поэтому сейчас нейтральный рассказ о том периоде, с опорой на сухие факты и цифры, многие воспринимают как апологию сталинского режима.

К этому примешивается желание оппозиции приписать нынешней власти черты деспотизма по аналогии с рисуемым образом тоталитарного СССР. Дескать, правящий режим генетически связан с советским тоталитаризмом и желает воскресить его черты в современной России. Для этого он пытается реабилитировать в массовом сознании образ Сталина.

На самом деле, идет скорей обратный процесс — социологические исследования показывают, что популярность Сталина постоянно растёт, и растёт независимо от информационной политики власти. С этой популярностью власть вынуждена считаться, хотя большинство выступлений руководства страны с начала 2000-х гг. были в большей мере критическими по отношению к Сталину и его политике.

Мифология и идеологемы российской оппозиции понятны, но выступление директора ФСБ не было призвано их обслуживать. В связи с действительно крупным событием — столетием органов безопасности России, он обратился к достижениям и заслугам спецслужб в истории СССР и России, но при этом не умолчал и о трагических страницах. Оппозиционная интеллигенция, вероятно, хотела бы, чтобы он мазнул погуще черной краской прошлое страны и возглавляемого им ведомства. Думается, что такие странные желания лучше оставлять при себе.

По словам президента Грузинской ФНКА в России Георгия Цурцумии,
«Сталин стал частью нашей истории, нужно спокойно разобраться в ней, оставив ненужные страсти. К сожалению, этому до сих пор препятствуют. Попытки серьезного разговора об истории СССР сталкиваются с демаршами разгоряченных граждан, разжигающих конфликт на ровном месте. Нужно уметь слышать их доводы, но в то же время не позволять себе идти на поводу у их страстей».
Разобраться в истории можно только со спокойной головой, опираясь на данные науки и не позволяя конъюнктуре властвовать над фактами. 65-летие со дня смерти Сталина — хороший повод для трезвого и ответственного осмысления его роли в истории нашей страны.




Все события





Добавить комментарий