Георгий Цурцумия. Языковой барьер угрожает развитию мира

Георгий Цурцумия. Языковой барьер угрожает развитию мира

21 февраля мир празднует День родного языка, провозглашенный Генеральной конференцией ЮНЕСКО. Это хороший повод поразмышлять о проблемах межязыковой коммуникации в современном мире. Глобальные процессы с одной стороны — угрожают языковому многообразию человечества, с другой — порождают запрос на единый межнациональный язык общения.

К сожалению, страны бывшего СССР вытесняют русский язык из общественной жизни. Недавно премьер-министр Грузии Георгий Гахария выступил на русском языке на саммите ГУАМ — это вызвало бурю негодования у националистов и журналистов. Я же убежден, что это поступок государственного деятеля и вовсе не потому, что считаю русский каким-то особенным. Политик пользуется языками международного общения, если хочет донести свою позицию до максимального числа людей.
В школах Украины преподавание переводится исключительно на украинский язык, русский останется только в младших классах русскоязычных школ. При всем уважении к богатейшим украинскому и грузинскому языкам, они малодоступны и не так эффективны как русский и английский.

Все должны знать свой национальный язык, но далеко не все языки предоставляют широкие возможности для саморазвития, обмена знаниями и ведения бизнеса. Русский относится к числу распространенных языков, имеющих большое региональное и мировое значение. Отказ от столь ценного инструмента может привести только к деградации общества и экономики, поскольку сжимает объем данных, к которым граждане имеют непосредственный доступ. На украинский, как и на грузинский или казахский, переводится недостаточно изданий, на них крайне мало образовательных программ, невозможно вести международные деловые переговоры. Лишая людей доступа к межнациональному языку, такому как русский, ограничивается право на свободную самореализацию.

В СССР был культ знаний и миллионы изданий выходили на русском, огромное количество специализированной литературы, которая не выпускалась больше ни на каком другом языке. Исследователям и инженерам из других стран приходилось учить русский, чтобы приобщиться к достижениям советской науки: физики, математики, химии и др. Показателен пример, поданный выдающимся математиком Григорием Перельманом. Он отказался от премии в 1 млн долларов за доказательство гипотезы Пуанкаре, объяснив это тем, что его американский коллега Гамильтон был не менее достоин ее получения. Тот приблизился к результату, но ему не хватило знаний, которые были накоплены Перельманом в советской школе математики. Пренебрегать таким богатством знаний — безумие, точно так же неразумно отказываться от возможности овладеть английским или немецким языками, если они есть в программе обучения.

Современная глобальная экономика требует создания единого универсального языка. Он должен быть интуитивно понятным для всех людей, иметь простой синтаксис и логичные механизмы словообразования. В 19-20 веках были попытки создания всемирного языка, но их нельзя признать удачными. На самом популярном искусственном языке — эсперанто — говорят не более 3 млн человек, что, конечно, крайне мало, чтобы считать его эффективным инструментом коммуникации. Он отражал уровень развития лингвистики того времени и имел массу недостатков. В середине 20 века не было еще объективных условий для появления глобального языка, Интернет только создавался и еще не пришел в каждый дом. Однако это был путь в верном направлении, и теперь, когда у нас есть единое коммуникационное пространство, мы можем сконструировать такой язык на научной основе. Он должен соответствовать следующим главным критериям: легкости в усвоении, интуитивности, богатству выразительных средств.

Пока всемирный искусственный язык еще не создан, на роль мирового средства общения выдвинулся английский. Одно время казалось, что он станет поистине глобальным, однако эти ожидания не оправдались. Английский труден для изучения, поскольку, как и каждый естественный язык, несет в себе огромный багаж архаического наследия: специфическую фонетику, несовпадения графических форм и произношения, множество исключений и устойчивых выражений, которые можно только заучить. К тому же, миллиарды жителей планеты вовсе не знают английского языка.

Конечно, образованное меньшинство, как правило, повсеместно владеет английским хотя бы на базовом уровне, но современная экономика требует участия в информационном обмене большинства людей, широких масс, для которых изучение английского языка является непосильной задачей. Не лишены этих недостатков и другие популярные языки: испанский, немецкий, французский, русский, китайский. Ни один из них не может стать «официальным» языком всего мира, покрыть потребности глобальной экономики и информационного общества будущего.

Современный мир требует максимально универсального средства общения. За последние десятилетия научно-технический прогресс изменил всю социально-экономическую систему, которая складывалась столетиями. Мы столкнулись с невиданными вызовами, прежде всего в сфере познания и обучения. Жизнь каждого человека изменилась с приходом Интернета — знания, которые накапливались годами в отдельных местах, стали мгновенно распространятся по всему миру, создав колоссальный единый массив данных. Информация — это нефть XXI века. 

Интенсивный обмен информацией привел к взрывному росту наук и технологий. В XX веке учебные пособия для специалистов обновлялись раз в 50 лет, сейчас же во многих профессиях нужно ежедневно следить за потоком данных, чтобы оставаться компетентным в своей сфере. Теперь ни одна страна не может быть информационно самодостаточной; важнейшие знания создаются по всему миру, никто не знает, где будет совершено следующее прорывное открытие.

Этот обмен данными должен совершаться свободно, без препятствий, для этого нужны совершенные коммуникативные средства. Технологии дают возможности для создания глобального сверхтекучего массива данных, но ограничения для движения знаний все же есть.

Наши языки – очень архаичные и консервативные системы, для освоения которых требуется много времени и усилий. Однако даже если мы выучим некоторые распространенные языки, останется значительное информационное пространство, нам недоступное. В мире 5-6 тысяч языков и на большинстве из них создаются важные кусочки данных, необходимые для освоения тех или иных профессий. Люди издревле воспринимали языковое разнообразие как проблему, недаром в Библии говорится о Вавилонской башне, где смешение языков представлено как наказание с небес. Однако вплоть до новейшего времени оборот знаний был достаточно медленным, и самые важные из них переводились с языка на язык по мере необходимости, в лучшем случае, спустя год-два после издания. 

Многие особо динамичные профессии, потребляющие знания со всего мира, появились только 10-20 лет назад. В технических областях приходиться переучиваться чуть ли не каждую неделю; они совершенствуются, становятся более удобными и эффективными. Необходимость перевода является серьезной профессиональной проблемой, а на макроуровне существенно тормозит экономический рост, который очень зависит от скорости обмена данными. В мире 21 века информация сама производительный фактор, и барьеры на ее пути не менее опасны, чем препятствия для инвестиций.

Многие скажут, что переводчики способны эффективно преодолевать трудности общения. Однако даже самые современные системы, основанные на машинном обучении, упускают важные смысловые детали. Ошибаются и профессиональные переводчики и компьютеры, при этом зачастую ошибки в коммуникации дорого обходятся. Единственный надежный способ передачи информации — общаться в одном языковом пространстве, в котором все участники общения чувствуют себя уверенно.

Малые языки ни в коем случае не должны пострадать от распространения языка глобального общения. С решением основных социально-экономических вопросов улучшатся условия для развития национальных культур и их важнейшей составляющей — языка. Каждый язык представляет собой мировое достояние, ведь он служит ключом к народной традиции и уникальному мировосприятию.

В 21 веке сама жизнь подводит нас к необходимости двуязычия: каждый гражданин планеты должен владеть своим родным языком и языком, благодаря которому он получит доступ к глобальной сокровищнице знаний, сможет непрерывно развиваться профессионально. Создание такого инструмента — насущная задача, которая стоит перед гуманитарным сообществом всего мира. Новый глобальный язык будет служить мировоззренческой безопасности цивилизации, обеспечивая мгновенную и непрерывную коммуникацию в масштабе всего человечества и приведет к взрыву экономической активности.

Правоутвердитель 

Георгий Цурцумия (Смелин)




Все события





Добавить комментарий