Заза Тавадзе: «Часто конфликт между свободой личности и интересами государства является неизбежной реальностью»

Заза Тавадзе: «Часто конфликт между свободой личности и интересами государства является неизбежной реальностью»

Как гласит Органический закон Грузии (закон, необходимость принятия которого указана в Конституции. – Прим. авт.) «О Конституционном Суде Грузии», Конституционный Суд Грузии (далее – КС Грузии) является судебным органом конституционного контроля, обеспечивающим верховенство Конституции Грузии, конституционную законность и защиту конституционных прав и свобод человека. Действительно, Грузия является хорошим примером работающих институтов, развитой судебной системы и конституционализма. Проблемы современного конституционного правосудия, конфликт ЕСПЧ и национальной правовой системы, территориальная целостность государства, вот неполный перечень вопросов, на которые любезно согласился ответить уважаемый Председатель Конституционного Суда Грузии господин Заза Тавадзе.

- Добрый день, уважаемый господин Тавадзе! В первую очередь позвольте поблагодарить Вас за уделенное время нашим вопросам. Учитывая Ваш напряжённый график, наверное, это было не так просто.
Для начала я хотел бы отметить, что буквально в этом месяце Вы выступили в Берлине на мероприятии, который был посвящен падению Берлинской стены. Там Вами была отмечена важная роль Конституционного Суда в укреплении правопорядка в Грузии.
Если бы Вас попросили объяснить не юристу, зачем нужна в государстве работающая и независимая конституционная юстиция, как бы Вы ответили?

- Прежде всего, я приветствую и благодарю вас за проявленный интерес к деятельности Конституционного Суда Грузии. Что касается вашего вопроса о важности эффективного и независимого конституционного правосудия в государстве, как вам известно, демократическое государство ориентировано на защиту и осуществление прав человека. Основной целью государства является человек — индивид как его самая важная ценность. Тем не менее, даже при демократическом управлении существуют угрозы преднамеренного или непреднамеренного нарушения Конституции и риски непропорционального, чрезмерного ограничения прав.Именно поэтому Конституционный суд Грузии является органом, который обеспечивает защиту верховенства закона, принципов, ценностей и основных прав, выраженных в нем. Конституционный суд может выполнять свою функцию в совершенстве, только если он независим, беспристрастен и принимает решения исключительно на основании Конституции. Существование эффективного и независимого Конституционного суда в стране является безусловным требованием демократии. Граждане должны чувствовать и быть убеждены, что ни одно правительство не может ограничить их права вопреки Конституции. Часто конфликт между свободой личности и интересами государства и общества является неизбежной реальностью. Демократия в современном понятии подразумевает существование противоречивых мнений, убеждений и интересов, и конкуренцию между ними. Необходимо справедливо уравновесить эти противоположные интересы, найти золотую середину, чтобы, с одной стороны, без причины не ограничить права какого-либо круга лиц, а с другой стороны, не навредить легитимным интересам государства. Роль конституционного правосудия и его большое значение для общественности выражается в достижении справедливого баланса и в равномерном балансировании интересов.

- По словам Председателя Верховного суда Израиля в отставке А. Барака, «подход Монтескье, согласно которому судья — просто рот, повторяющий язык права, более неприемлем, и дни «механического» подхода к судейству прошли… Важность вопроса о судейском усмотрении возрастает». Согласно доктрине «судейского активизма» судьи должны принимать самое активное участие в толковании законов. Возникновение концепции «судейского активизма» тесным образом связано с феноменом существования судебного правотворчества. Как Вы считаете, господин Тавадзе, насколько «судебный активизм» часто встречающееся явление в конституционном правосудии Грузии? И необходим ли «судебный активизм» конституционной юстиции, в целом?

- В научной литературе существуют достаточно поляризованные взгляды на судебный активизм и судебное правотворчество. Конечно, идеальный «судья Геркулес» как бескомпромиссный защитник правосудия имеет большое значение, но могут быть конкретные аргументы для выявления различных рисков и опасностей, возникающих в связи с такой судебной практикой. Я не думаю, конечно, что судья должен быть просто механическим исполнителем закона, который избегает любого толкования норм. Однако существует очень узкая грань между судебным активизмом и превышением судебной власти. Одним из наиболее важных основ демократии является существование архитектуры баланса, взаимного контроля и сдерживания между различными ветвями власти. Эта система может быть в равной степени подвергнута опасности при произволе любой из ветвей власти, при присвоении большей власти, чем уже существует, и при нарушении конституционных рамок. Существует такой риск, в том числе и в отношении судебной власти, особенно, в отношении Конституционного суда. Я далек от мысли, что судья должен только формально, буквально читать запись законодательного акта, не говоря уже о Конституции, но интерпретация суда должна соответствовать логическому, разумному толкованию нормы и не должна оставлять ощущение, что Суд вышел за пределы своих полномочий и создал нормативное содержание, совершенно отличающееся, независимое от воли законодателя. В этом отношении, я думаю, что главной задачей для судьи является, с одной стороны, не потеряться в формалистическом подходе и буквальном толковании закона, и, с другой стороны, как бы ни была благородна цель, не предоставить такого рода власть самому себе, которая может поставить под сомнение общую архитектуру разделения властей, что не только не содействует, а наоборот, существенно вредит фундаментальным ценностям. Независимо от того, о какой из ветвей власти идет речь, предоставление какой-либо из них несбалансированной, неконтролируемой власти будет иметь пагубное последствие для демократического развития страны. Что касается Конституционного суда Грузии, то, как вы знаете, Конституционный суд принимает решения по важным, часто чувствительным для общественности вопросам, на счет которых нет сформулированного консолидированного мнения. По этой причине Конституционный суд часто подвергается критике за принятие решений, противоречащих взглядам той или иной группы, в том числе в отношении чрезмерного судебного активизма. Я думаю, что Конституционный суд Грузии достойно исполняет возложенные на него функции и всегда стоит на страже защиты ценностей и принципов, гарантированных Конституцией, и в то же время добивается, чтобы его решения не отдалялись от реального содержания Конституции.

- Томас Джефферсон, один из авторов американской конституции, был настолько восхищен и воодушевлен процессом создания нового политического порядка, что считал каждое новое поколение новой нацией. И если поколения сменяются каждые 20 лет, то и конституция должна меняться каждые 19 лет. Разумеется, в действительности все сложнее. Тем не менее мы должны понимать, что договоренности могут и должны трансформироваться, ведь благодаря этому общество развивается. Господин Тавадзе, можно ли считать, что в этом контексте Конституционный суд Грузии своеобразный «двигатель прогресса»?

- Развитие страны и общества является постоянным и необратимым процессом, который сам по себе ставит новые задачи с точки зрения защиты прав человека. В этом контексте Конституция должна быть эффективным документом, который не оставит незащищенным ни одного из аспектов фундаментальных прав человека и достойно ответит на каждый из его вызовов. Этой цели служит идея «живой Конституции». Во многих случаях полная защита прав человека требует нового осмысления контекстуальных аспектов тех или иных прав, внедрения различных подходов и такого интерпретирования компонентов того или иного права, которое даже и представить в прошлом не было возможно. Я думаю, в этом отношении, Конституционный суд должен постоянно стремиться поддерживать прогресс, ориентированный на защиту права человека. Есть множество примеров того, как развивается и совершенствуется подход Конституционного суда Грузии в отношении различных вопросов.Соответственно, я считаю, что Конституционный суд Грузии, в соответствии с конституционными ценностями страны, является защитником и сторонником прогресса.

В то же время следует отметить, что решение Конституционного Суда неизбежно меняет существующее законодательное пространство. Законодательство приводится в соответствие с Конституцией, и в этом контексте повышается качество защиты прав человека. Решение Конституционного Суда и его аргументы помогают законодателю лучше осмыслить все аспекты урегулирования вопроса, разработать регуляции в свете Конституции и как можно меньше ограничить то или иное право. В этом отношении Конституционный суд действительно может рассматриваться как некая движущая сила прогресса и толчок к значительным изменениям. Также были многочисленные случаи в Конституционном суде Грузии, где в результате решения суда законодательное пространство было полностью изменено, законодательные и исполнительные органы власти по-новому осмыслили вопрос. Например, дело, касающееся института недееспособности в Грузии. В соответствии с оспариваемой регуляцией, признание судом человека недееспособным приводило к ограничиванию всех его прав, и эти права могли осуществляться только опекуном. Конституционный суд постановил, что таким образом лишение человека его прав, бланкетно, без оценки его индивидуальных возможностей не соответствовало требованиям Конституции. В результате этого решения Конституционного суда Грузии был создан институт поддержки, который обеспечивает защиту прав лиц с помощью гораздо более высокого стандарта, а при назначении помощника учитываются индивидуальные способности всех людей. Также заслуживает внимания решение Конституционного суда в связи с вынесением обвинительных заключений лицам на основании косвенных показаний. Конституционный суд решил, что из-за низкой степени достоверности, присущей косвенным показаниям, на их основании человеку не могли быть предъявлены обвинения, и что использование таких доказательств было допустимо только в исключительных случаях. Это решение оказало серьезное влияние на уголовный процесс, в частности на допустимость и использование доказательств, что следует рассматривать как шаг к защите прав и интересов обвиняемого.

- И продолжая предыдущий вопрос, использует ли гражданское общество в Грузии Конституционный суд как инструмент достижения каких-либо социальных изменений? Если да, есть ли примеры?

- Количество конституционных жалоб, поданных физическими и юридическими лицами в Конституционный суд Грузии, увеличивается с каждым годом. Это обусловлено повышением уровня осведомленности о Конституционном суде, а также укреплением доверия к нему. Следует также отметить, что с ростом числа конституционных жалоб значительно возросло и качество их обоснования. Перед Конституционным судом стоит задача решения более сложных правовых и социально-экономических вопросов. Действие решения Конституционного суда в равной степени распространяется не только на заявителя, но и на каждого представителя общества. Признание нормы неконституционным приводит к изъятию оспариваемого акта из правового пространства и, в некоторых случаях, к необходимости создания новых законодательных норм. Соответственно, решение Конституционного суда не может не внести определенные изменения. В этом отношении заслуживают внимания дела, связанные с конституционностью потребления различных наркотических средств, а также дела, связанные с наложением ответственности за их приобретение с целью личного потребления и хранения. В этом отношении Конституционный суд принял важные решения, которые должны определить ряд вопросов наркополитики. В Конституционном суде также обжалован закон о накопительной пенсии. Хотя это дело еще на рассмотрении, и окончательное решение не принято, исходя из высокого интереса общественности к данному вопросу, оценка и аргументация Конституционного суда, несомненно, будут интересным.

- Также хотелось обратить внимание на такой правовой институт, как Amicus curiae (т.н. «друзей суда» — экспертов, предоставляющих информацию, которая может оказаться ценной для принятия взвешенного решения по делу). Это могут быть и правозащитные организации, и университетские исследовательские центры, и бизнес-ассоциации. Использует ли Конституционный Суд Грузии эту практику?

- Институт «друзей суда» очень важный механизм, с одной стороны, для общественности, у которых есть возможность представить свои взгляды и аргументы в Конституционный суд касательно того или иного вопроса и принять непосредственное участие в процессе, а с другой стороны, это важно для суда, так как это возможность ознакомиться с дополнительными аргументами, разными позициями и мнениями, получить дополнительную информацию, которая будет полезна для комплексной оценки и принятия более обоснованного решения. Существующее законодательство о Конституционном суде признает институт «друзей суда» и позволяет всем заинтересованным сторонам представить свои мнения по делу, с которыми судьи затем знакомятся и даже используют в процессе формировании своих позиций.

- В каких делах были такие заключения, и как они были использованы Конституционным судом Грузии? Повлияли ли они на итоговое решение?

- Согласно законодательству, Конституционный суд не обязан принимать во внимание мнение «друзей суда», и вопрос его использования зависит от конкретной оценки суда. Конституционный суд не обязан основывать свое решение на позиции «друзей суда», или согласиться с его аргументацией. В соответствии с твердо установленной практикой Конституционного суда, взгляды «друзей суда» всегда отражаются в судебном акте и, учитывая его содержание, принимаются во внимание.

Часто бывают случаи, когда Конституционный суд рассматривает специфический вопрос, например,конституционность правил выдачи публичной информации, и неправительственные организации или университеты, работающие над этим вопросом, излагают свои позиции «друзей суда». Например, одно из последних решений 2019 года, касалось исключения из текста решений общих судов информации о персональных данных лиц. Письменное мнение «друзей суда» по данному вопросу, включающие интересные правовые обсуждения и аргументы, а также анализ международного опыта и юридической практики представили университет и одна из неправительственных организаций.

В целом, процесс принятия решения Судом включает в себя тщательное изучение нормативного порядка, международной практики, стандартов прав человека и исследование конкретных конституционных положений. При обсуждении дела судьи заслушивают мнения сторон, экспертов и основывают свои решения только на результатах всестороннего исследования вопроса. Естественно, в процессе объективного исследования дела, мнение «друзей суда» является важным источником для суда. Соображения,сформулированные экспертами в данной области, могут помочь Суду в детальном рассмотрении вопроса и лучшем обосновании своей позиции. Например, в одном деле об ограничении прав иностранного гражданина на приобретение в собственность участка земли сельскохозяйственного назначения, при определении рамок права на приобретение имущества, гарантированного Конституцией Грузии, Конституционный суд согласился с позицией «друзей суда», что и было отражено в мотивационной части решения Суда.

- Пользуется ли гражданское общество этой возможностью?

- Деятельность Конституционного Суда Грузии в Грузии всегда была сферой повышенного общественного интереса, и отдельные решения часто являются предметом широкого обсуждения. В этом процессе общественность, вместе с другими средствами, также обращается к институту «друзей суда», чтобы зафиксировать свою позицию. Например, народный защитник часто излагает свою позицию в формате мнения «друзей суда». Также у нас были случаи, когда высказывали мнения профессора университетов, ученые в данной области. Особенно следует отметить отношения университетов и их юридических факультетов к этому институту. В некоторых университетах есть клиники и учебные программы специализирующиеся в этой области. Следует отметить, что в этом отношении количество мнений, представляемых гражданским обществом в формате «друзей суда», увеличивается с каждым годом, что является действительно положительной тенденцией и будет способствовать развитию конституционного правосудия в Грузии.

- Хотелось бы также поднять тему территориальной целостности. Как известно, Грузия, как и Азербайджан, имеет территории, которые на данный момент вопреки принципу территориальной целостности де-факто не контролируются этими странами, хоть и де-юре принадлежат этим государствам. К примеру, Конституционный суд Грузии уполномочен рассматривать обращения по вопросу соответствия Конституции Грузии законов Абхазской Автономной Республики. Существуют ли по данному вопросу обращения в Конституционный Суд Грузии?

- Это вопросы, которые одинаково волнуют каждого гражданина Грузии и остаются одной из главных проблем нашей страны. Территориальная целостность Грузии подтверждена референдумом, проведенным 31 марта 1991 года на всей территории страны, включая Абхазскую Автономную Республику и бывшую Юго-Осетинской автономную область, и Актом о восстановлении государственной независимости Грузии от 9 апреля 1991 года. Территориальная целостность Грузии и нерушимость границ признаны мировым сообществом государств и многочисленными международными организациями. В соответствии с Конституцией Грузии и Органическим законом Грузии о Конституционном Суде Грузии, Конституционный Суд Грузии уполномочен оценивать соответствие нормативных актов любого органа, включая органов Абхазской Автономной Республики, с Конституцией Грузии. К этому времени в Конституционный суд по этому вопросу не была внесена Конституционная жалоба/представление. Если Конституционный суд должен будет обсудить этот вопрос, отправной точкой всегда будет неприкосновенность территориальной целостности и суверенитета Грузии.

- Есть ли правовая позиция (в решениях) Конституционного Cуда Грузии по данному вопросу?

- Не оспаривается тот факт, что Конституционный Суд Грузии обладает полномочиями обсуждать и принимать решения по этому вопросу, однако, как я уже отметил, в практике Суда еще не обсуждался этот вопрос, и, следовательно, в решении Конституционного Суда не может быть изложена правовая позиция Суда.

- В последние годы в юридической литературе все активнее обсуждается тема соотношения юрисдикции ЕСПЧ и национальных конституционных судов. Государства стали «обижаться», что им приходится исполнять особенно болезненные решения ЕСПЧ. Подобный вопрос вставал в Германии, Италии, России и т.п. И каждое государство по своему для себя обозначает «пределы». Господин Тавадзе, а каковы взаимоотношения Конституционного Суда Грузии с Европейским Судом по правам человека?

- Я согласен с вами в том, что вопрос правовых отношений между национальными судами и Европейским судом по правам человека часто является предметом дискуссий, и по этому вопросу существуют некоторые расхождения во мнениях. Что касается практики Конституционного суда Грузии, то в соответствии со статьей 4 Конституции Грузии, Конституция Грузии имеет преимущественную силу перед международными актами, и Конституционный суд принимает решения, основываясь непосредственно на Конституцию Грузии. В Конституции Грузии изложены все общепризнанные основные права человека, и в этом отношении нет никаких противоречий между Конституцией Грузии и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Хотя Конституционный суд Грузии не полагается непосредственно на решения Европейского суда по правам человека, но мы часто ознакамливаемся с их решениями, разъяснениями и аргументами, чтобы всесторонне исследовать вопрос стоящий перед Конституционным судом, в том числе с точки зрения международной практики.

- Оказывает ли ЕСПЧ влияние на практику Конституционного суда Грузии? Если да, то по каким проблемам/конкретным делам?

- Как я уже упоминал, Конституционный Суд основывает свои решения исключительно на Конституции Грузии, который имеет приоритет перед всеми другими нормативными актами, в том числе международными. Однако следует также отметить, что международный опыт, в том числе практика Европейского суда по правам человека, является важным аспектом при интерпретации рамок и содержания любых прав. Поэтому, хотя решения Европейского Суда по правам человека не имеют прямого влияния на практику Конституционного Суда, а Конституция Грузии для Конституционного Суда Грузии является документом с высшей властью, всегда желательно ознакомиться с практикой и опытом международных судов по различным правовым вопросам.

- Как они разрешаются в грузинской правовой системе?

- Что касается вопроса юридической силы и иерархии международных актов и решений Европейского суда по правам человека, в том числе и в отношении внутригосударственных актов, согласно пункту 2 статьи 4 Конституции Грузии, государство признает и защищает общепризнанные права и свободы человека как неотъемлемые и высшие человеческие ценности. В то же время Конституция не отрицает общепризнанных прав и свобод человека, которые не упомянуты здесь, но подразумеваются исходя из принципов самой Конституции. Пункт 5 вышеупомянутой статьи конкретно определяет место международных договоров по отношению к внутренним правовым актам и устанавливает, что законодательство Грузии соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права. Международный договор Грузии, если он не противоречит Конституции или Конституционному договору Грузии, имеет преимущественную силу перед внутренним нормативным актом. Ввиду всего вышесказанного, Конституция Грузии и Конституционное соглашение имеют преимущественную силу перед международными соглашениями, которые, в свою очередь, имеют преимущественную силу перед другим внутригосударственным законодательством

- Завершая блок вопросов про ЕСПЧ, мне хотелось бы спросить, считаете ли принятие государством юрисдикции международного суда угрозой суверенитету?

- Как я уже упоминал, по этому вопросу существуют некоторые расхождения во мнениях, хотя моя позиция заключается в том, что существование универсальных общеевропейских стандартов в области прав человека очень важно. Что касается вопроса об ограничении государственного суверенитета, следует прежде всего подчеркнуть, что Европейский суд по правам человека предлагает минимальные стандарты прав человека, сверх которых государство может свободно устанавливать более высокие, улучшенные стандарты защиты определенных прав. Кроме того, анализ практики Европейского Суда по правам человека ясно показывает осторожный подход Суда к вопросам, в которых нет твердого европейского консенсуса и в этой области государствам предоставлены довольно широкие рамки свободы действий. Что касается существования какого-либо формального различия между Конституцией и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, согласно Конституции Грузии преимущественную силу имеет конституционный закон. Исходя из вышеупомянутого, я не считаю, что существует какая-либо ощутимая угроза принятия международной юрисдикции для суверенитета страны. Напротив, это способ приблизить страну к европейским ценностям.

- Насколько я понимаю, Конституционный суд Грузии ведет статистику дел. Скажите, пожалуйста, есть ли какие-либо тенденции (исходя из статистики), которые Вы считаете особенно важными?

- Да, Конституционный Суд Грузии действительно ведет ежегодную статистику, а также публикует информацию о конституционной законности в Грузии, в которой изложены прошлогодняя практика и важные объяснения, дан обзор судебной деятельности и вызовам, стоящими перед Конституционным Судом. На основе анализа статистических данных, заметно возросло число конституционных жалоб/обращений, что свидетельствует о растущем доверии общества к Конституционному суду и важности этого института как эффективного и действенного механизма защиты прав человека. Например, в 2017 году в Конституционный суд Грузии было подано 423 конституционных жалоб/обращений, что является беспрецедентным числом. Оно примерно в три раза превышает число жалоб/обращений, поданных в прошлом году. Еще одна положительная тенденция, которую следует отметить, заключается в том, что повышено качество обоснования поступающих жалоб и обращений, заявители более четко и аргументированно излагают свои позиции, приводят примеры из международной практики и опыта других стран. Повышение качества обоснования пропорционально влияет на эффективность работы Конституционного суда, и в этом отношении достигнут значительный прогресс.

- Весьма известную речь «О сущности конституции» Ф. Лассаль начинает следующим образом: «Теперь все с раннего утра до позднего вечера толкуют о конституции. Во всех газетах, во всех обществах, во всех трактирах только и речи, что о конституции. Однако, если я спрошу серьезно: в чем состоит сущность, понятие конституции, – то весьма опасаюсь, что из стольких рассуждающих найдется очень немного способных дать удовлетворительный ответ». Сам Ф. Лассаль считал конституцией реальную картину данного общества. А что для Вас есть конституция?

- Наверное, невозможно дать полное, универсальное определение сути и цели Конституции, поскольку она является разносторонним документом с учетом его правовых, социальных, экономических и культурных аспектов. Для меня Конституция — это не просто документ, в котором в определенном логическом порядке изложены значимые для государства и общества вопросы. Для государства Конституция — это фундамент, система ценностей, на которой должно быть построено все правовое пространство. Конституция — это отклик тех основных ценностей, самобытности и мировоззрения страны, который отражает прошлый опыт государства и общества и перспективы ее будущего развития. Это консенсус общества о том, каким должно быть государство сегодня и в каком направлении оно должно развиваться в будущем. Конституция является гарантией для каждого члена общества, что все ограничения свобод будут подвергаться строгому правовому контролю и что права человека будут максимально защищены от произвола правительства. Роль и значение Конституции явно выражены в отношении защиты прав меньшинств. Настоящая демократия подразумевает сосуществование различных мнений и убеждений, позиций и взглядов. Правовые рамки именно такого баланса создаются Конституцией, которая призвана защищать права и свободы человека как основные ценности государства.

Беседовал Мирза Чирагов


Все события





Добавить комментарий